Google+ Followers

2015-05-20

Данте Алигьери (1265 – 1321)

Спустившись с неба, в тленной плоти, он
Увидел ад, обитель искупленья,
И жив предстал для божья лицезренья,
И нам поведал все, чем умудрен.
Лучистая звезда, чьим озарен
Сияньем край, мне данный для рожденья, -
Ей не от мира ждать вознагражденья,
Но от тебя, кем мир был сотворен.
Я говорю о Данте: не нужны
Озлобленной толпе его созданья, -
Ведь для нее и высший гений мал.
Будь я, как он! О, будь мне суждены
Его дела и скорбь его изгнанья, -
Я б лучшей доли в мире не желал!
Микеланджело




В мировой литературе есть имена, которые всегда будут столпами, маяками, символами величия и божественности таланта. Это Гомер, Данте, Шекспир, Гёте, Пушкин... На этих гениях как бы стоит само здание цивилизации.

Италия XIII века представляла собой поле постоянных распрей и битв. Страна была раздроблена, шла яростная борьба между гвельфами и гибеллинами. Флоренция, родина Данте, причисляла себя к гвельфам. Все, кто уходил из-под власти императоров Священной Римской империи, предпочитая протекторат папы, а также королей и принцев французской крови, становились гвельфами. Гибеллинами же становились феодалы и городские патриции, а также целые города, как Пиза, торговавшие с Востоком и конкурирующие с Флоренцией.

Еретические движения, ненавидящие папу, стали союзниками гибеллинов.
4 сентября 1260 года гибеллины наголову разбили вооружённые силы гвельфов. Изменник-флорентиец Бокка дель Абати отрубил руку своего знаменосца, и флорентийцы бежали. Реку, багровую от крови флорентийцев, люди помнили потом десятилетия. Данте в детстве слышал много рассказов об этом коварном предательстве и о кровавой реке. Потом в «Божественной комедии» он поместит предателя в самые глубокие бездны ада: поэт задевает ногой вмёрзшую в лёд голову — в ледяной могиле на вечные муки осуждён изменник дель Абати.
Данте родился в мае 1265 года. Флоренция в это время находилась под папским интердиктом (отлучение от церкви). В городе не звонил ни один колокол.
Данте с детства гордился тем, что он происходит из рода Элизеев, основателей Флоренции. Предок крестоносец Качагвида сражался с сарацинами под знамёнами императора Конрада. Данте считал, что именно от него он унаследовал воинственность и непримиримость.
От рода Боллинчоне, фанатичного гвельфа, поэт унаследовал политическую страстность.

Отец Данте Алигьеро Алигьери, вероятно юрист, не брезговал ростовщичеством и по флорентийскому обычаю давал деньги в рост. Он был женат дважды. Мать Данте умерла, когда поэт ещё был ребёнком. Её звали Белла, полное имя Изабелла. Отец Данте умер до 1283 года.
Из сохранившихся в архивах документов известно, что Алигьери владели домами и участками земли во Флоренции и её окрестностях и считались семейством среднего достатка.
Отец умер, когда Данте было восемнадцать лет.
Восемнадцати лет от роду Данте стал старшим в семье. У него были Две сестры — одну звали Тана (полное имя Гаэтана), имя второй история не сохранила. Впоследствии с племянником Данте от второй сестры Андреа ди Поджо был знаком Боккаччо, который получил от Андреа и записал ценные сведения о семье Алигьери. Был у Данте ещё младший брат Франческо, который в 1302 году тоже был изгнан из Флоренции, но позднее вернулся и даже помогал Данте материально.

Образование он получил сначала классическое во Флоренции, потом в Болонье в университете изучал высшие науки — этику Аристотеля, риторику Цицерона, поэтику Горация и Вергилия и языки.
Предполагают, что в школе правоведения в Болонье, где учился Данте, он познакомился с творчеством местного поэта Гвидо Гвиницелли, основоположника нового в поэзии «сладостного стиля». Гений Данте во многом сформировался под влиянием Гвиницелли.
В одиннадцать лет его обручили с шестилетней Джеммой Донати. Он женился на ней только уже после смерти Беатриче — знаменитой возлюбленной Поэта.
Беатриче — «дающая блаженство» — была ли она на самом деле или это поэтический вымысел?
О молодых годах поэта можно узнать из его автобиографической повести в стихах и прозе «Новая жизнь». Здесь юный поэт рассказал историю своей любви к Беатриче.
Беатриче (Биче, как её звали окружающие) — сначала совсем юную девушку, затем жену — увы — совсем другого человека. Она рано ушла из жизни, но навеки осталась в сердце поэта, положив в мировой литературе начало яркой, как звезда, плеяде Бессмертных возлюбленных.

По свидетельству Боккаччо, Беатриче была дочерью богатого и уважаемого гражданина Фолько Портинари (умер в 1289 году) и впоследствии стала женой Симоне де'Барди из влиятельной семьи флорентийских банкиров. Впервые Данте увидел девочку, когда ему было девять лет, а ей восемь. Для средневековой Италии, когда брак двенадцатилетней девочки и тринадцатилетнего мальчика был в порядке вещей, возраст их встречи вполне соответствовал срокам полового созревания. (Любопытно, что в творчестве Данте цифра 9 стала и символом Беатриче. Всякий раз, когда в его произведении появляется цифра 9, надо искать в тексте тайный смысл.) 
Она была моложе его на несколько месяцев. Зато Данте много говорит о своих чувствах: «в самой сокровенной глубине сердца» родилась в нем любовь к девочке. Она была одета «в благороднейший кроваво-красный цвет, скромный и благопристойный, украшенная и опоясанная так, как подобало юному её возрасту». «Владыка любви — Амор» завладел сердцем мальчика. «Часто он приказывал мне отправляться на поиски этого юного ангела; и в отроческие годы я уходил, чтобы лицезреть её. И я видел её, столь благородную и достойную хвалы во всех делах, что, конечно, о ней можно было сказать словами Гомера: «Она казалась дочерью не смертного, но бога».

Это была тайная жизнь души мальчика, она заставляла его уходить «в себя», жить своим внутренним миром — все это развивалось в нем поэтический талант.
Любовь Данте к Беатриче через девять лет примет почти космический масштаб. Он увидит в ней Божий промысел и будет находить особый смысл в цифрах, окружающих их встречу: «Число три является корнем девяти, так что без помощи иного числа оно производит девять; ибо очевидно, что трижды три девять. Таким образом, если три способно творить девять, а творец чудес в самом себе — Троица, т.е. Отец, Сын и Дух Святой — три в одном, то следует заключить, что эту даму (Беатриче) сопровождало число девять, дабы все уразумели, что она сама — девять, то есть чудо, и что корень этого чуда единственно чудотворная Троица».
Эти учено-схоластические рассуждения отражают дух того времени, но они и достаточно смелы — ведь поэт сравнивает простую смертную с божественной Троицей.

Через девять лет Данте увидел Беатриче, «облачённую в одежды ослепительно белого цвета». «Проходя, она обратила очи в ту сторону, где я пребывал в смущении... она столь доброжелательно приветствовала меня, что мне казалось — я вижу все грани блаженства... когда я услышал её сладостное приветствие... я преисполнился такой радостью, что, как опьянённый, удалился от людей, уединяясь в одной из моих комнат...»
В этом возрасте у поэта начались настоящие муки любви. Все видели, что он влюблён. Скрыть это было невозможно, день и ночь он думал о возлюбленной. Выход это чувство нашло в поэзии.

Все в памяти смущённой умирает —
Я вижу вас в сиянии зари,
И в этот миг мне бог любви вещает:
«Беги отсель иль в пламени сгори!»
Лицо моё цвет сердца отражает.
Ищу опоры, потрясён внутри;
И опьяненье трепет порождает,
Мне камни, кажется, кричат: «Умри!»
И чья душа в бесчувствии застыла,
Тот не поймёт подавленный мой крик.

Глубоко затаённая любовь поэта питалась лишь редкими случайными встречами, мимолётными взглядами возлюбленной, её беглым поклоном.
 И всех-то тех флорентийских встреч было четыре. По крайней мере, столько описал Данте в своей великой исповеди «Vita nova» («Новая жизнь»), где лирическая проза чередуется с гениальными сонетами:

Вечор верхом влачась одной тропой
И тягостью пути томясь в тревоге,
Я повстречал Любовь на полдороге,
И странника на ней был плащ простой...
(Перевод Абрама Эфроса)

Каждая встреча для поэта — как рождение нового мира. Лёгкий кивок головы в мозгу, опьянённом любовью, обращался в символ вселенского звучания:
«...Проходя по улице, она обратила очи в ту сторону, где я стоял, весьма оробев; и, по неизреченной учтивости своей, которая ныне вознаграждена в вечной жизни, она поклонилась мне столь благостно, что мне показалось тогда, будто вижу я предел блаженства. Час, в который сладчайший её поклон достался мне, был в точности девятым часом того дня; и так как в первый раз тогда излетели её слова, дабы достичь моего слуха, то я испытал такую сладость, что словно опьянённый покинул людей и уединился в своей комнате и стал размышлять об Учтивейшей».
В июне 1290 года Беатриче умерла. Было ей двадцать четыре года.
Для Данте её смерть стала равносильна космической катастрофе. Данте проплакал год после смерти Беатриче. Все свои чувства он излил в книге «Новая жизнь».
«Новая жизнь» прославила имя Данте. Эта книга стала первой лирической исповедью в мировой литературе, книгой, впервые рассказавшей искренно, трепетно и вдохновенно о великой любви и великой скорби живого человеческого сердца.
После смерти Беатриче современники не видели поэта улыбающимся.

 Поэт не закончил в Болонье университет, в котором учился, — причиной тому могла быть и ситуация в семье, и любовь к Беатриче, и что то другое.
Вскоре после смерти Беатриче Данте женился на Джемме из влиятельной семьи магнатов Донати. Брак был уговорён ещё в 1277 году между родителями. Сам поэт ни разу не упомянул о Джемме в своих произведениях. Известно только то, что семейство супруги принадлежало к партии черных гвельфов — злейших врагов Данте. От этого брака у поэта были сыновья Пьетро, Якопо и, предположительно, Иоанн (имя последнего встречается в документах только один раз — в 1308 году), а также дочь Антония, ставшая впоследствии монахиней в равеннском монастыре Сан Стефано дельи Оливи под именем Беатриче.
Поскольку жизнь и творчество Данте во многом оказались определены политической ситуацией на его родине, необходимо кратко рассказать о том, что происходило в Италии XIII века.
Страна была раздроблена на множество феодальных государств, в их число входили и так называемые города-коммуны. За верховную власть над ними боролись римский папа, император Священной Римской империи (в империю входили преимущественно германские территории) и французский король. В процессе этой борьбы население Италии разделилось на политические партии. Гвельфы поддерживали власть папы, гибеллины — власть императора. Флорентийские купцы, игравшие в жизни города решающую роль, торговали преимущественно с католической Францией, с ней же были связаны главные флорентийские банкирские семейства. Торговая Флоренция была гвельфской, иначе можно было навлечь на себя отлучение папой от церкви и потерять связи с Францией. Помимо всего прочего партия гвельфов была разделена на белых гвельфов, которые выступали за независимость Флоренции от папы, и черных гвельфов — сторонников папской власти. Род Данте традиционно принадлежал к партии гвельфов, а сам Данте со временем стал белым гвельфом.
Решающую роль в судьбе и дальнейшем творчестве Данте сыграло изгнание поэта из родной Флоренции. Симпатии Данте были на стороне белых гвельфов, и с 1295 по 1301 год поэт принимал активное участие в политической жизни города, он даже участвовал в военных походах Флорентийцев на соседние города гибеллинов. Черных гвельфов Флорении при Данте возглавляла семья Донати, белых гвельфов — банкиры Черки.

5 ноября 1301 года при активной поддержке армии брата французского короля Филиппа IV Красивого — Карла Валуа — и римского папы Бонифация VIII власть во Флоренции захватили черные гвельфы, а белые гвельфы подверглись казням и ссылкам. Данте в эти дни не было в городе, и о заочном приговоре к изгнанию он узнал в дороге в январе 1302 года. Благодаря тому, что жена поэта была из рода Донати, большая часть имущества Данте перешла к ней и её детям, то есть осталась у семьи поэта, но позже дело Данте было пересмотрено — его приговорили к «сожжению огнём, пока не умрёт». Больше Данте во Флоренцию не вернулся.


Данте никогда не вернётся во Флоренцию, его жена Джемма останется одна с тремя детьми на руках.

В первые годы изгнания Данте нашёл приют поблизости от Флоренции в городе Ареццо, который в то время был убежищем изгнанных из Флоренции гибеллинов. Гибеллинские эмигранты готовили военное вторжение во Флоренцию и пытались вовлечь Данте в подготовку интервенции. Данте — белого гвельфа — сблизило с гибеллинами сходство политических лозунгов. Но вскоре поэт понял, что гибеллинская эмиграция — это сборище политических авантюристов, переполненных лишь честолюбием и жаждой мести. Данте порвал с ними, отныне он отверг гражданские распри и стал «сам для себя своей партией». ||

Данте отошёл от политической жизни. «Ты станешь сам себе партией», — решил он. Друзья обвинили его в предательстве. Скоро он стал чужаком почти для всех.
Двадцатилетняя изгнанническая жизнь далась поэту тяжело.

...как горестен устам
Чужой ломоть, как трудно на чужбине
Сходить и восходить по ступеням.


Поэт поселился в Вероне (в 1303 году), но, рассорившись с местными властями вынужден был кочевать по итальянским городам. Он побывал в Бреши, Тревизо, Болонье, Падуе. Со временем Данте удалось заручиться покровительством верховного капитана гвельфской лиги Тосканы маркиза Мороелло Маласпина из Луниджаны. К этому периоду относится цикл его стихов «О Каменной Даме». Предполагается, что посвящены они новой возлюбленной Данте — Пьетре из рода Маласпина.
Увлечение это длилось недолго. Биографы рассказывают, что в 1307 или 1308 году поэт совершил поездку в Париж для усовершенствования своих знаний и выступал на диспутах, удивляя аудиторию начитанностью и находчивостью.

Считается, что Данте принялся за главный труд своей жизни, «Божественную комедию», около 1307 года. Основной темой задуманного произведения должна была стать справедливость — в жизни земной и загробном мире. Свою поэму Данте назвал комедией, поскольку она имеет мрачное начало (Ад) и радостный конец (Рай и созерцание Божественной сущности) и, кроме того, написана простым стилем (в отличие от возвышенного стиля, присущего, в понимании Данте, трагедии) на народном языке, «каким говорят женщины». Эпитет «Божественная в заглавии придуман не Данте, впервые он появился в издании, вышедшем в 1555 году в Венеции.Поэма состоит из ста песен приблизительно одинаковой длины (130—150 строк) и делится на три кантики — Ад, Чистилище и Рай, тридцать три песни в каждой. Первая песнь Ада служит прологом ко всей поэме. Размер «Божественной комедии» — одиннадцатисложник, схема рифмовки, терцина, изобретена самим Данте, вкладывавшим в неё глубокий смысл.
В 1307 году в результате продолжительных интриг французского короля на папский престол под именем Климент V был избран француз Бертран, который перенёс папский престол из Рима в Авиньон. Началось так называемое «Авиньонское пленение пап» (1307—1378).
27 ноября 1308 года императором Священной Римской империи стал Генрих VII. В 1310 году он вторгся в Италию с целью «всех примирить». Тысячи итальянских изгнанников устремились навстречу императору, который объявил, что не отличает гвельфов от гибеллинов и всем равно обещает своё покровительство. Был среди них и Данте. Многие города — Милан, Генуя, Пиза — открыли императору свои ворота, но гвельфская лига в центральной Италии не пожелала признать Генриха, возглавила сопротивление Флоренция.

В эти дни Данте написал трактат «О монархии», в котором стремился доказать, что: а) только под властью вселенского монарха человечество может прийти к мирной жизни; б) Господь избрал римский народ, чтобы тот правил миром, а следовательно, вселенским монархом должен быть император Священной Римской империи; в) император и папа получают власть непосредственно от Бога, следовательно, первый не подчинён второму.
В августе 1313 года, после неудачной трёхлетней кампании, Генрих VII внезапно скончался. Смерть императора вызвала радость во Флоренции и глубокую скорбь Данте и других изгнанников.
После этих трагических событий Данте на время исчез из поля зрения биографов. Известно только, что он жил в Ассизи и в монастыре Сайта Кроче ди Фонте Авеллано, где целиком был поглощён работой над «Божественной комедией». Затем поэт перебрался в Лукку, к какой- то даме по имени Джентукка.

В эти годы Данте было предложено вернуться во Флоренцию при условии, что он согласился бы подвергнуться унизительному обряду покаяния. Поэт отказался и 15 октября 1315 года вновь, уже вместе со своими сыновьями, был заочно осуждён флорентийской сеньорией на позорную казнь.
Данте поселился в Вероне под покровительством вождя североитальянских гибеллинов Кан Гранде делла Скала, которого прославил в «Божественной комедии». В молодости Кан Гранде де Скала (1291— 1329) получил титул императорского викария в Вероне и стал главой гибеллинской лиги в Ломбардии, «одним из наиболее сильных и никогда не изменявших своих убеждений поборником императорской власти в Италии».

О причинах, побудивших Данте покинуть двор Кан Гранде и переселиться в Равенну, можно лишь догадываться. Правитель Равенны Гвидо Да Полента был любителем поэзии и даже сам писал стихи. Он-то и пригласил Данте в свой город.               

 Это было счастливейшее время в жизни Данте. Поэт любил гулять со своими равеннскими учениками в леске из пиний между Равенной и Адриатикой. Этот лесок, впоследствии воспетый Байроном, напоминал и сад земного рая, и пастушескую Сицилию из эклог Вергилия.
Здесь Данте закончил третью часть «Божественной комедии». Существует придание, что последние песни «Рая» были утеряны, но однажды ночью сыну поэта Якопо явилась тень Данте и указала тайник в стене, где спрятана рукопись.
Летом 1321 года Данте как посол правителя Равенны отправился в Венецию для заключения мира с республикой Святого Марка. Возвращаясь дорогой между берегами Адрии и болотами По, Данте заболел малярией и умер в ночь с 13 на 14 сентября 1321 года.



Прах поэта был положен в греческий мраморный саркофаг романовизантийской эпохи в церкви Сан Пьер Маджоре, названной впоследствии церковью Святого Франциска. Чело поэта было увенчано лавровым венком, которого он не получил при жизни.
В 1490-х годах венецианский правитель Равенны Бернардо пригласил знаменитого архитектора Пьетро Ломбардо, который построил ренессансный мавзолей над саркофагом Данте. Он возвышается и поныне. Равенна даже после объединения Италии в XIX веке не согласилась вернуть прах великого поэта его родному городу.


Свой поэтический труд Данте назвал «комедией» согласно нормам античной поэтики — в ней так называлось произведение с благополучной и радостной развязкой. Произведение Данте начинается с «Ада», а заканчивается «Раем».
Пушкин сказал, что «единый план (Дантова) «Ада» есть уже плод высокого гения». План поэмы — три части: «Ад», «Чистилище», «Рай». В каждой по тридцать три песни. Ад — огромная, уходящая вглубь воронка, разделённая на девять кругов. Там мучаются грешники. На самом дне Люцифер. Чистилище — мощная, уходящая конусом вверх гора, её окружает океан. В горе семь ступеней. Поднимаясь по ним, грешник освобождается от грехов.
В раю девять небес. Последний — Эмпирей.
Поэму Данте начинает с того, что на середине жизненного пути («Земную жизнь пройдя до половины») он заблудился в лесу, и перед ним предстали три страшных зверя — волчица, лев и пантера. Все это аллегории. Лес — жизнь, звери — страсти человеческие: лев — властолюбие, волчица — корысть, пантера — с точки зрения христианской морали, это страсть к телесным наслаждениям, к плотским грехам.
Кто выведет из леса жизненных заблуждений? Разум. Разум явился Данте в образе древнего римского поэта Вергилия, который показывает ему, чем грозят человеку его страсти — они отправляются в Ад, потом в Чистилище, чтобы очищенный от пороков Данте предстал перед чистой своей возлюбленной Беатричей в Раю, чтобы та подвела поэта к трону Бога, который олицетворяет высшее нравственное совершенство.

Вот такой гениальный план, такая композиция.
По пути Вергилий и Данте видят многое: вот у самого входа в Ад толпа стонущих людей. Кто они? Они равнодушные. Они не творили ни добра, ни зла. «Они не стоят слов: взгляни, и мимо!» Здесь все кто жил до Христа. Они не знали Божьей благодати. Во втором кругу Ада вихри и бури. Здесь мучаются те, кто предавался телесным наслаждениям. Здесь Семирамида, «грешная блудница Клеопатра», Елена Прекрасная — «тягостных времён виновница». Ведь из-за её сатанинской красоты была многолетняя Троянская война. Тут и Ахилл, великий воин, он поддался любовным соблазнам...
Сладострастники, чревоугодники, скупцы и расточители, еретики насильники над ближними и их достоянием, насильники над естеством (содомиты), лихоимцы, водники и обольстители, льстецы, прорицатели, мздоимцы, лицемеры, воры, зачинщики раздоров, предатели родины... — все грехи представлены в Аду.
Вот как описывает Данте мучения алхимиков, поддельщиков металлов:

В меня вонзились вопли и проклятья,
Как стрелы, заострённые тоской;
От боли уши должен был зажать я.
Какой бы стон был, если б в летний зной
Собрать гуртом больницы
Вальдикьяны, Мареммы и Сардиньи и в одной
Сгрудить дыре, — так этот ров поганый
Вопил внизу, и смрад над ним стоял,
Каким смердят гноящиеся раны.
Мой вождь и я сошли на крайний вал,
Свернув, как прежде, влево от отрога,
И здесь мой взгляд живее проникал
До глуби, где, служительница бога,
Суровая карает Правота
Поддельщиков, которых числит строго.
Едва ли горше мука разлита
Была над вымирающей Эгиной,
Когда зараза стала так люта,
Что все живые твари до единой
Побило мором, и былой народ
Воссоздан был породой муравьиной,
Как из певцов иной передает, -
Чем здесь, где духи вдоль по дну слепому
То кучами томились, то вразброд.
Кто на живот, кто на плечи другому
Упав, лежал, а кто ползком, в пыли,
По скорбному передвигался дому.
За шагом шаг, мы молчаливо шли,
Склоняя взор и слух в толпе болевших,
Бессильных приподняться от земли.
Я видел двух, спина к спине сидевших,
Как две сковороды поверх огня
И от ступней по темя острупевших.
Поспешней конюх не скребёт коня,
Когда он знает — господин заждался,
Иль утомившись на исходе дня,
Чем тот и этот сам в себя вгрызался
Ногтями, чтоб на миг унять свербёж,
Который только этим облегчался.
Их ногти кожу обдирали сплошь,
Как чешую с крупночешумной рыбы
Или с леща соскабливает нож.
«О   ты, чьи все растерзаны изгибы,
А пальцы, словно клещи, мясо рвут, —
Вождь одному промолвил, — не могли бы
Мы от тебя услышать, нет ли тут
Каких латинян? Да не обломаешь
Вовек ногтей, несущих этот труд!»
Он всхлипнул так: «Ты и сейчас взираешь
На двух латинян и на их беду.
Но кто ты сам, который вопрошаешь?»
И вождь сказал: «Я с ним, живым, иду
Из круга в круг по тёмному простору,
Чтоб он увидел все, что есть в Аду».
(Перевод М. Лозинского)

В одном из последних кругов они встречают учителя Данте Брун Латини, который здесь находится как преступник против естества. Данте воскликнул:

Горек мне сейчас
Ваш отчий образ, милый и сердечный,
Того, кто наставлял меня не раз.
Среди тиранов поэт поместил Александра Македонского. Там же Атилла. Тираны мучаются в кипящем потоке.
В девятом круге, самом страшном, находятся предатели родины, предатели друзей. Среди них первый убийца на земле — Каин. Все они вмёрзли в ледяное озеро Коцит.
С помощью небесного ангела и дракона Гериона путешественники достигают центра Ада — здесь средоточие мирового зла и уродства — Люцифер.
Люцифер имеет три головы, в каждой из которых — по грешнику, три самых страшных преступника: Иуда, предавший Христа, Брут и, Кассий, предавшие Юлия Цезаря.


Многие эпизоды вошли в золотой фонд мировой культуры.
Достаточно назвать историю Франчески да Римини и её возлюбленного Паоло (он был родным братом её законного мужа). Ревнивый муж застал любовников, склонённых над книгой во время поцелуя, и безжалостно зарезал обоих. Потом их души, которые за прелюбодеяние попали в ад, в круг сладострастников, остаются навеки неразлучными и слитыми в поцелуе. О своей трепетной любви и ужасной смерти Франческа поведала сама (её рассказ — одна из вершин лирической поэзии):

Я родилась над теми берегами,
Где волны, как усталого гонца,
Встречают По с попутными реками.
Любовь сжигает нежные сердца,
И он пленился телом несравненным,
Погубленным так страшно в час конца.
Любовь любить велящая любимым,
Меня к нему так властно привлекла,
Что этот плен ты видишь нерушимым.
Любовь вдвоём на гибель нас вела...


История любви Паоло и Франчески оказала неотразимое влияние на мировую духовную культуру и по своему воздействию сравнима разве что с историей любви Ромео и Джульетты. В разные времена на эту тему были созданы десятки полотен, П.И. Чайковским написана замечательная симфоническая поэма «Франческа да Римини», а С.В. Рахманиновым одноименная опера. Действительно, то, как это изобразил Данте, способно заставить биться даже каменное сердце. Ибо более остальных история трагической любви поразила самого автора:

Дух говорил, томимый страшным гнетом,
Другой рыдал, и мука их сердец
Моё чело покрыла смертным потом;
И я упал, как падает мертвец.

Начинается подъем по Чистилищу. К Раю. Здесь тоже конкретные люди, конкретные судьбы.

В Раю Данте встречает Беатриче. Устами возлюбленной он корит себя за то, что шёл иногда «дурной стезей», что устремляйся к «обманным» благам.
Данте доходит до Эмпирея, вершины Рая. Здесь живут Бог и ангелы и блаженные души. Тут все невещественно, Бога узреть нельзя. Образ Бога — это мысль Бога в её лучезарности, всемогуществе и необъятности.
На читателей неизгладимое впечатление производит прежде всего «Ад». О Данте слагались легенды, женщины боялись его лица и бороды, покрытой якобы пеплом ада.
Тысячи художников писали картины на дантовские сюжеты. И наши великие соотечественники испытали влияние Данте.

Они ликуют, эти звери,
А между тем, потупя взгляд,
Изгнанник бедный, Алигьери,
Стопой неспешной сходит в ад.
(Николай Гумилёв)

Микеланджело никогда не расставался с поэмой Данте — читал и перечитывал всю жизнь. Пушкин читал и перечитывал:

Зорю бьют. Из рук моих Ветхий Данте выпадает.
На устах последний стих
Недочитанный затих... Дух далече улетает.
(А. Пушкин)

Лучший перевод «Божественной Комедии» Данте на русский язык сделан М.Л. Лозинским.

Как будто чтим, а все же честь мала.
Его величье взор наш ослепило.
Что чернь корить за низкое мерило,
Когда пуста и наша похвала!
Он ради нас сошел в обитель зла;
Господне царство лик ему явило;
Но дверь, что даже небо не закрыло,
Пред алчущим отчизна заперла.
Неблагодарная! Себе на горе
Ты длила муки сына своего;
Так совершенству низость мстит от века,
Один пример из тех, которых - море!
Как нет подлей изгнания его,
Так мир не знал и выше человека.
Микеланджело


Список литературы

Аррибас, Хавьер. Круги Данте: величайший поэт Италии - в лабиринте преступлений и интриг : роман/ Хавьер Аррибас  ; пер.с исп. С. Балаева. - М. : АСТ : АСТ МОСКВА, 2009. - 349 с.   
Ауэрбах, Эрих. Данте - поэт земного мира/ Эрих Ауэрбах ; пер. с англ. Г. В. Вдовина. - М. : Росспэн, 2004. - 207 с. - (Книга света)  
Баткин , Леонид Михайлович. Данте и его время. Поэт и политика/ Л. М. Баткин . - М. : Наука, 1965. - 198 с.
Сергеев, Кирилл Викторович. Театр судьбы Данте Алигьери : введение в практическую анатомию гениальности: литературный обзор/ К.В. Сергеев. - М. : Летний сад, 2004. - 243 с.   
"Божественная комедия" Данте // 100 великих книг. - М. : "ВЕЧЕ", 2005. -  С. 256 – 261
Еремин, Виктор Николаевич. Данте Алигьери (1265 - 1321)/ В. Н. Еремин // Сто великих поэтов. - М. : "ВЕЧЕ", 2008. -  С. 91 - 96. - (100 великих)
Иванов, Геннадий. Данте Алигьери (1265 - 1321)/ Г. Иванов. - (100 великих) // 100 великих писателей. - М. : "ВЕЧЕ", 2005. -  С. 61 – 69
Герцик, Александр Викторович. "Божественная комедия" Данте. IX класс/ А. В. Герцик // Литература в школе. - 2010. - № 9. -  С. 36 – 39
Полянских, Нина Николаевна. "Плод высокого гения": "Божественная комедия" Данте. IX класс/ Н. Н. Полянских // Литература в школе. - 2008. - № 1. -  С. 40 – 45
Соловей, Т. Г. "Он снежный лебедь, он и дух орлиный...": знакомство с творчеством Данте в средней школе/ Т. Г. Соловей // Уроки литературы: Прил. к журналу "Литература в школе". - 2010. - № 10. -  С. 3-13



Интересные сайты.


Ну вот, собственно, как - то так. Спасибо, что прочли до конца.












Комментариев нет:

Отправить комментарий