Google+ Followers

2016-02-10

БОРИС КОНСТАНТИНОВИЧ ЗАЙЦЕВ 1881 - 1972




Выдающийся русский писатель, мастер мудрой лирической прозы Борис Константинович Зайцев, названный литературным критиком Юрием Терапиано "последним из лебедей Серебряного века", принадлежал к старинному дворянскому роду. В 1552 году татарский мурза Изеддинов (1502 - 1571), перешедший со своей дружиной на сторону Ивана Грозного, был возведён им в дворянское достоинство. В одной из своих автобиографий, напечатанной в 1957 году в Париже, Борис Зайцев писал: "Происхождение нашего рода татарское; имеется примесь и польской крови". При двое царя Изеддинов занял значительный пост. Он был назначен ясельничим, в его ведении был военный и гужевой транспорт. Став Петром Зайцем, бывший татарский мурза деятельно и ревностно взялся за выполнение своих служебных обязанностей. Однако, как свидетельствуют архивные документы, в 1571 году во время смуты он был повешен стрельцами на воротах своего дома.
Со времени Петра I Зайцевы служили в Лейб-Гвардии Дворянском Семеновском полку и были занесены во вторую часть Дворянской родословной книги как потомственные дворяне. Некоторые из потомков писателя были приписаны к Одесскому дворянскому 38-му Егерскому полку.
Родители Бориса Зайцева Константин Николаевич (1849 - 1919) и Татьяна Васильевна (дочь потомственного дворянина Василия Петровича Рыбалкина), сделали всё возможное для духовного и интеллектуального развития сына, становления его личности.
Отец Бориса был горным инженером и служил управляющим на Мальцовских заводах. В Калужском крае по распоряжению главы промышленно-торгового товарищества Сергея Ивановича Мальцева он трудился сначала управляющим рудной конторы в селе Шахты Жиздринского уезда (1882 - 1889), затем директором Людиновского чугунолитейного завода. В 1893 году произошёл конфликт, и Константин Николаевич переезжает в Новгородскую губернию, где руководит Ивлевским и Балыковским заводами. А в 1898 году он назначен директором металлического завода Гужона в Москве ("Серп и Молот").
РОДИТЕЛИ

Отец Бориса Зайцева был разносторонне образованным человеком, обладал многими личностными качествами: добротой, отзывчивостью, порядочностью. Он был дружен с интересными людьми: англичанином Говардом, владельцем Троицкой писчебумажной фабрики, Василием Ивановичем Немировичем-Данченко, путешественником, писателем, свидетелем сражений русской армии на Балканах.
Большое место в жизни К.Н. Зайцева занимало родовое имение Притыкино в Каширском уезде Тульской губернии. Наталья Борисовна Зайцева-Соллогуб, дочь Бориса Зайцева, вспоминала, что дед иногда помогал крестьянам, раздавал им муку, крупу. Был очень хозяйственным. В одной из своих автобиографий Борис Зайцев писал об отце: "Труден, горяч, но благороден". Константин Николаевич Зайцев умер 19 января 1919 года на семидесятом году жизни и похоронен в Прытыкине.
Борис Зайцев писал, что детство его прошло в атмосфере самого доброго отношения к себе родителей. Для человека в десять лет мама представляется самым дорогим, самым добрым человеком. В повести "Заря" Борис Константинович писал, что на всех путях его маленькой жизни за ним следил светлый дух - мама. Она - его ангел-хранитель.
Татьяна Васильевна Зайцева была дочерью малоросса и великоросски, полной противоположностью отцу Бориса: замкнутой, грустной, несколько холодноватой, всецело погруженной в заботы о доме, сыночке и дочерях: Тане и Наде. Она родилась в Санкт-Петербурге. Образование получила в Рижской женской Ломоносовской гимназии. Знала языки: французский, немецкий, почти профессионально играла на пианино. В 1872 году стала супругой Константина Николаевича Зайцева.
Татьяне Васильевне принадлежало имение под Калугой в Калужском уезде. Называлось оно Будаки. Будущий писатель вместе с сёстрами каждое лето ездил в имение отдыхать. Рядом протекала Ока. Имение было небольшое - всего 260 десятин земли.
Светлый образ матери был для Бориса Зайцева священен, как и священна любовь к Родине. Борису Константиновичу не удалось вывезти мать с собой за границу. 16 раз подавала Татьяна Васильевна документы с просьбой на выезд, после получения разрешения слегла и скончалась. Это произошло 26 июля 1927 года. Похоронена она в Москве.
ДЕТСТВО
Борис Константинович Зайцев родился 10 февраля (по новому стилю) 1881 года в городе Орле.
Детство, отрочество и ранняя юность Бориса Константиновича прошли в Калужском крае (1881 - 1898).
Раннее детство , начиная с годовалого возраста, Бориса Зайцева, прошло в деревне Усты Жиздренского уезда Калужской губернии. Зайцев писал: "Всё моё детство прошло среди простонародья. Был я для них не просто барчук, а прежде всего товарищ детских игр". В 1889 году отца переводят в Людиново. Здесь, в лесном и заводском углу Калужской губернии, на речке Жиздра и озере Ломпадь, пролетела незабываемое детство писателя, с первыми школьными уроками, ссадинами и походами по лесным тропам по ягоды и грибы, на первые рыбалки.
Потом все эти светлые видения детства являлись вновь уже на страницах его рассказов, романов, повестей. Любовь писателя к России , к её неповторимой природе, к христианскому быту её крестьян, священнослужителей, людей разных сословий, пронижет как солнечный свет весеннего утра, его автобиографическую тетралогию "Путешествие Глеба".
Вот Глеб - ребёнок в своём каменном "с деревянной пристройкой" деревенском доме в Устах. Живёт он здесь открыто и безмятежно, проводя дни в весёлых детских играх в окружении деревенских ребятишек.
Первый роман "Заря" из его тетралогии появится на свет в 1937 году, последний "Древо жизни" в 1952 году.
Вырастая в лесной тишине, окружавшей Усты, Глеб начинает постигать его сердцем. Вот как сам Борис Константинович видит героя романа: "Столь сильно и глубоко в нём засел глухой уголок Жиздринского уезда, что всю жизнь сопровождали видения разных устовских лесов, парка, Сосонника, кладбища за церковью. Если взглянуть глазами будничными, почувствуешь ли поэзию, величие устовского утра июньского, прелесть ландышевого леса, таинственности Чертолома, необычайность вида из дальнего уголка парка на леса и широту русского приволья? Может быть, всё это было лишь в душе? Пусть приснилось. Но навсегда. И ничем сна не вытравишь".
Да, после таких приволий и губернский город Калуга покажется Глебу (самому гимназисту Борису Зайцеву) чуть ли не "каменным островком".
В 1892 году семья (кроме отца) приезжает в Калугу. Бориса зачисляют сразу во 2-ой класс гимназии. Его отец Константин Николаевич работал тогда в Илеве в Новгородской губернии. Татьяна Васильевна, мать Бориса, наняла квартиру в пять комнат на улице Спасо-Жировской (ул. Салтыкова-Щедрина). Классическая мужская гимназия, в которой Борис Зайцев проучился два учебных года, находилась на углу двух соединяющихся улиц: налево спускалась вниз Никольская (ул. Луначарского), направо - Никитская (ул. Ленина). В этом здании сейчас один из корпусов педагогического университета им. К.Э. Циолковского. "Каждый раз, входя в огромное здание гимназии чувствовал себя Глеб в остроге".
Константин Николаевич мечтал видеть сына инженером, продолжателем его дела. Он был убежден, что к поступлению в технический вуз лучше готовит казенное реальное училище. Так в 1894 году Борис стал реалистом 4-го класса. Ныне в здании бывшего реального училища — один из корпусов КГПУ им. К.Э. Циолковского (пер. Воскресенский). Училище Борис принял душой: ему нравилось розовое здание, довольно приветливое, светлое. И преподаватели были опытными, все выпускники столичных вузов.
С детских лет (еще в Устах и Людинове) за Борисом закрепилось прозвище «Герр профессор» — за рассудительность, не по годам глубокую задумчивость. И в гимназию, и в реальное училище оно каким- то образом проникло. Только теперь оттенок, с каким товарищи Бориса произносили это прозвище, из детско-насмешливого превратилось в уважительное. Все годы учёбы в гимназии и в реальном училище Борис был отличником, первым учеником, как тогда говорили. Он рос мальчиком добрым, отзывчивым, всегда готовым помочь своим одноклассникам. Чаще всего он сидел в классе за последней партой вместе с сыном калужского купца Сергеем Капыриным: оттуда легче было подсказывать отвечающим урок (С. Капырин в день окончания Борисом реального училища был оставлен на второй год в седьмом классе). Бориса Зайцева товарищи ласково называли «Зайчиком» (это подтвердила и дочь писателя Наталья Борисовна).
В 1894—1897 годах Борис Зайцев жил в доме своего родного дяди, известного калужского врача Михаила Николаевича Зайцева на Ул. Никольской (ул. Луначарского, 31). Примечательно: математику и физику в реальном училище Борис изучал у Константина Эдуардовича Циолковского. За глубокие знания по физике он постоянно получал высший балл — «5». Интересно, что К.Э. Циолковский выписывал из Москвы французские учебники, полагая, что некоторые разделы физики и математики изложены в них более основательно и доходчиво. Разумеется, он использовал в процессе обучения и учебники русских учёных.
В последний, седьмой, год обучения он решил пожить самостоятельно и поселился в доме Александры Карловны Крич на ул. Воскресенской (ул. Софьи Перовской, 28). Все годы обучения в гимназии и в реальном училище Борис Зайцев был первым учеником. В 1898 году он заканчивает училище и уезжает в Москву. Завершился почти семнадцатилетний период его жизни в Калужском крае.
МОСКОВСКИЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ (1898—1922)
В 1898 году Борис Зайцев поступает в Московское Императорское техническое училище на химическое отделение, где проучился всего несколько месяцев. Часто видится с отцом, управляющим металлургического завода Ю. Гужона («Серп и молот»).
В 1899 году приезжает в Петербург и поступает в Горный институт, но и в этом учебном заведении проучился несколько месяцев. Точные науки не прельщают юношу. В 1902 он переводится на юридический факультет МГУ (Москва), не окончив и его (1907).
Увлечение книгами привело к тому, что литература становится делом всей жизни Зайцева. Свои первые литературные опусы Зайцев еще в юности представляет на суд патриарха либеральной российской критики и публицистики, редактора журнала «Русское богатство» Н.К. Михайловского, получая от него благосклонное напутствие. В 1900 он встречается в Ялте с писателем А.П. Чеховым. Дебютировал в литературе рассказом «В дороге» (1901), высоко оцененным Л.Н. Андреевым.
Тот и становится крестным отцом в литературной судьбе Зайцева. Именно с его благословения в столичной газете «Курьер» публикуются первые рассказы молодого автора, недавно приехавшего из Калуги. Сами их названия дышали еще воздухом российской провинции: «В дороге», «Гора Угрюмая», «Соседи»... Шестнадцать лет, прожитые в Калужской земле, как первый житейский опыт легли на страницы рассказов в 1901-1905 годах, в том числе и в таких, как «Земля», «Священник Кронид».
В последнем разворачивается один из дней отца Кронида, вероятно, где-то в окрестном с Калугой селе: «В усадьбе Крона почитают за основательность, ум; в столовых, со свечкой перед образом, он из года в год поет, молится, дает целовать крест и ловким движением заправляет волосы после молебна; потом разговляется. Юноша — на краю стула и стыдится своих рук. Один год говорят о Толстом, другой — о войне, о разных случаях в уезде: кто где умер, кто как хозяйничает; выпивают, но Крон неуязвим...»
Так философски, с позиций христианства и мудрого житейского опыта, невозмутимо и провидчески, как Кронид, смотрели на жизнь и старец Оптиной пустыни Амвросий, принимавший по христианским канонам всех, кто к нему шел со своими болячками: простого пахаря - мужика, и оступившегося купца, и признанных гениев земли русской Достоевского и Толстого. Первого он увидит кающимся, второго — горделивым...
Если глазами (очами веры) оптинских старцев взглянуть на галерею героев многих произведений Бориса Зайцева, то окажется, что и они проходят по жизни тем же христианским путем смиренномудрия, гармонии с природой, в слиянии с вечностью даже в самой смерти. Вот почему и река Ока приобретает у Бориса Зайцева далеко не географический смысл: «Ока впадает не в Волгу, а в вечность».
С 1902 начинающий литератор посещает известный московский литературный кружок «Телешевские среды», где читали свои произведения Н.Д. Телешов, В.В. Вересаев, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, М. Горький и другие маститые русские писатели. Первые же публикации Зайцева привлекли внимание читателей к молодому дарованию. О нем заговорили. Даже такая сверхкритичная писательница, как Зинаида Гиппиус, выделяла его из многих: «Читая Зайцева, грустишь, но ждешь... Язык простой и круглый... действительно живописный, иногда очень яркий». Отличием и главным достоинством его многочисленных произведений (рассказов, повестей, романов, пьес) была неизменная радость жизни, светлое, оптимистическое видение окружающего мира, попытка понять и описать тайны мироздания.
10 ноября 1902 года Борис Зайцев знакомится с Верой Алексеевной Смирновой (Орешниковой), с которой он прожил счастливые 64 года. Продолжает печататься в газете «Курьер». Рассказы «Волки», «Ночь» оценили В.Г. Короленко и А.П. Чехов.
Весной 1904 года Борис Зайцев оставляет занятия в университете. Большим событием в его жизни стало первое путешествие по Италии, посещение Флоренции, Венеции, Рима, Неаполя и Капри.
В 1905 году живет в Притыкине (в имении отца в Каширском уезде Тульской губернии), в котором часто гостит вплоть до отъезда за границу в 1922 году.
В следующем году вместе с С. Глаголем, П. Ярцевым и Муни образует литературную группу «Зори» и начинает издавать журнал. Вместе с Б. Зайцевым в нем сотрудничают А. Блок, А. Белый, А. Ремизов и другие писатели.
С 1906 года начинается активная литературная деятельность молодого прозаика: его произведения печатаются в журналах «Золотое руно», «Современная жизнь», «Перевал». С 1907 года он становится редактором литературно-художественного альманаха «Шиповник» (издательство было основано З.И. Гржебиным). В альманахе печатается первый сборник рассказов «Тихие зори».
Б. Зайцев в течение нескольких последующих лет посещает Италию, в которую он влюбился, особенно во Флоренцию. Бывает в Париже.
Выходят из печати сборники его произведений: «Полковник Розов» (1909), «Сны» (1911), пьесы «Верность» (1909), «Усадьба Ланиных» (1911), роман «Дальний край» (1913).
В 1912 году 27 августа у Бориса Зайцева родилась дочь Наташа, его единственный ребенок.
Примечательное событие произошло в 1913 году: сборник его рассказов был напечатан в Японии. Впоследствии еще восемь стран переводят и издают его произведения, в том числе США, Англия, Германия, Чехия и, конечно, Франция.
В 1912 году Борис Зайцев приезжает в город своего детства — Калугу и встречается с дядей и двоюродным братом Николаем. Во время пребывания Зайцева в городе была поставлена его пьеса «Любовь».
В этот период он много пишет и публикуется. Большинство произведений получает самые благожелательные отклики критики.
Знаменательное событие в его литературной деятельности произошло в 1916 году: в московском «Книгоиздательстве писателей» издается семитомное собрание сочинений писателя (последний том вышел в 1919 году). В 1918 году в сборнике «Слово» опубликован роман «Голубая звезда».
Летом 1916 в связи с начавшейся Первой мировой войной 35-летний писатель был мобилизован в армию и зачислен курсантом Александровского военного училища в Москве. В 1917 становится офицером запаса пехотного полка. Однако идти на фронт не пришлось в связи с болезнью (воспаление легких) и разразившейся революцией. О своем решительном неприятии большевизма Зайцев пишет в открытом письме советскому наркому просвещения А.ВЛуначарскому (1917).
1919 год — «один из самых ужасных годов в жизни» писателя: 9 января в Притыкине умирает отец, 1 октября расстрелян гимназист Алексей Смирнов, сын Веры Алексеевны от первого брака. Писатели Москвы оказали Б. Зайцеву большую честь, в 1921 году избрав председателем Московского отделения Всероссийского Союз; писателей. Пишет рассказы «Белый свет», «Душа». В 1921 году в Париже издается книга «Путники».
21 июля этого же года Зайцев вступает в известный и ненавистный советским властям Помгол (Всероссийский комитет помощи голодающим). Но уже 26.08.1921 вместе с другими членами комитета он был арестован. Несколько дней проводит в заключении на Лубянке (в ЧК). Вскоре в камеру явился конвойный со словами: «Который Зайцев, собирай вещи на волю». В ответ писатель вежливо попросил разрешения остаться и дать ему возможность закончить для сокамерников свою лекцию о современной литературе.
После освобождения Зайцев уезжает в Притыкино. В Москву возвращается лишь весной 1922, где вскоре тяжело заболевает сыпным тифом. При содействии наркомпроса А.В. Луначарского и влиятельного большевика Л.Б. Каменева (своего однокашника по Московскому университету) писатель получает разрешение на выезд за границу («на лечение»). Зайцев уезжает с семьей в Германию, живет в Берлине (1922-1924), много работает. Известный русский книгоиздатель З.И. Гржебин «в виде почетного исключения» издает семитомное собрание сочинений Зайцева. В марте 1923 писатель был избран вице-председателем эмигрантского Союза русских писателей и журналистов. В 1924 переезжает в Париж, где и проведет оставшуюся долгую жизнь.
В ЭМИГРАЦИИ (1922—1972)
В 1922—1923 годах Борис Константинович Зайцев живет в Германии, посещает Италию, а 31 декабря 1923 года переезжает с семьей во Францию. С 1924 года живет в Париже.
В эмиграции писатель остро чувствует свою духовную связь с Родиной, которую был вынужден покинуть навсегда. Эта связь, неистребимая любовь к родному отечеству побудили его к еще более активной (чем до 1917 г.) литературной деятельности. Он пишет много, из под его пера выходят произведения всех жанров: романы, повести, художественные биографии, рассказы, очерки, статьи, переводы. В очерке «О себе» (1943) Борис Зайцев писал: «За ничтожными исключениями все написанное здесь мною выросло из России, лишь Россией и дышит».
Поражает широкая и плодотворная издательская деятельность Бориса Зайцева в разные годы эмиграции: он становится редактором литературного отдела иллюстрированного журнала «Перезвоны», членом редакции журнала «Иллюстрированная Россия» (вместе с И. Буниным, И. Шмелевым, 3. Гиппиус и Д. Мережковским), сотрудничает в газетах «Руль», «Последние новости», «Возрождение», «Русская мысль», в журналах «Современные записки», «Русский Инвалид».
В 1947 году Борис Константинович Зайцев избирается председателем Союза русских писателей и журналистов. На этом почетном посту он оставался вплоть до своей кончины в 1972 году.
22 сентября 1928 года получает приглашение принять участие в Первом съезде русских писателей в Белграде и Загребе, который состоялся 7 октября этого года. 30 сентября (до съезда) король Югославии Александр I вручает Борису Зайцеву орден Святого Саввы Сербского 2-й
степени (звезду для ношения при фраке). Король Александр I организовал для русских писателей торжественный прием.
Борисом Зайцевым написаны и изданы в Париже, Нью-Йорке, Праге, Риме и других городах мира романы: «Золотой узор» (1926), «Дом в Пасси» (1933), художественные биографии «Жизнь Тургенева» (1931), «Жуковский» (1944), «Чехов» (1953).
Особое место в творчестве Бориса Зайцева занимает автобиографическая тетралогия «Путешествие Глеба» (1936-1952), проникнутая яркими и светлыми воспоминаниями, затаенной грустью об ушедших навсегда годах, прожитых в Калужском крае — стране его детства, отрочества и ранней юности. Тетралогия включает в себя романы: «Заря» (о детских годах в с. Усты Жиздринского уезда и Людинове), «Тишина» (об учебе Бориса в мужской классической гимназии и в казенном реальном училище в Калуге), «Юность» (о жизни в Москве) и «Древо жизни» (эмиграция).
В мае 1927 Зайцев совершает паломничество на св. гору Афон (центр вселенского Православия), а в 1935 вместе с женой посетил Валаамский монастырь, принадлежавший тогда Финляндии. Итогом этих поездок явились книги очерков «Афон» (1928) и «Валаам» (1936), ставших
одними из лучших описаний этих святых мест в литературе XX столетия. Писатель редактировал журнал «Перезвоны», напечатал множество рассказов в русских эмигрантских газетах и журналах.
В 1964 пишет рассказ «Река времен», ставший названием его последней книги.
Борис Зайцев известен и как переводчик. В 1907 году в XVI сборнике «Знания» выходит его перевод «Искушение Святого Антония» Г. Флобера. В 1942 году писатель завершает свой многолетний труд — перевод «Ада» Данте ритмической прозой. В 1953 году группа переводчиков под руководством епископа Кассиана (Безобразова) осуществила первый в XX столетии полный перевод с греческого Нового Завета. Литературная редакция текста принадлежит Борису Зайцеву
Примечательно, что писатель пробовал свои творческие силы и в драматургии. Им написаны пьесы «Верность» (1909), «Усадьба Ланиных» (1911), которая с успехом шла в театре Корша в Москве (1915) и в театре Вахтангова в 90-е годы XX столетия. Выходит из печати его пьеса «Любовь» (1914).
Актом признания Б. Зайцева как писателя служит включение его романа «Золотой узор» (1933) в серию «Лучшие иностранные романы». Переводчик — родственник писателя Морис Донзель.
В эмиграции Зайцев заслуженно пользовался любовью и уважением со стороны своих коллег и русского общества, считался совестью русской эмиграции. Писатель оставался непримиримым к советской власти, что в первые годы после окончания Второй мировой войны привело его к размолвке с писателями И.А. Буниным и Н.А Бердяевым. В 1969 он открыто выступил в поддержку гонимого в СССР А.И. Солженицына. Несмотря на это, отношение советских властей к писателю, особенно в последние годы его жизни, было достаточно уважительным, его произведения неоднократно публиковались на Родине.
Внук писателя, профессор Сорбонны Михаил Соллогуб рассказывал некоторые подробности жизни писателя в Париже. «С 1932 по 1964 Зайцев жил в Булони (Бьянкуре), в 16-м квартале Парижа. Рядом завод «Рено», недалеко - храм Св. Николая. Здесь обосновалось много русских семей, в том числе и в доме, где Зайцевы жили на 5-м этаже на съемной квартире из двух комнат (столовая и кабинет-спальня).
Только одна соседка, Нина Леопольдовна, была с телефоном, которым они при необходимости и пользовались.
Как и все русские писатели, в эмиграции Зайцевы жили очень бедно. Денег не было даже на покупку полок для книг. Поэтому для них использовали ящики из-под мыла «Люкс». На двери кабинета висела карта России. Во время Второй мировой войны Зайцев внимательно следил за военными действиями.
В 1957 супругу Зайцева разбил паралич, она лежала. Престарелый писатель трогательно ухаживал за ней. Лишь в 1964 они смогли переехать на жительство к своей дочери Наталье Соллогуб, когда ее муж по роду своей работы в банке получил особняк в 15-м квартале Парижа. Здесь у писателя была отдельная комната. До октября 1971 года Зайцев жил там.
Известное фото Зайцева за столом, по свидетельству его внука МА Соллогуба, сделано в кабинете писателя на 2-м этаже. «Каждый день он читал газеты - «Фигаро», «Русскую мысль». Принимал посетителей. В 1960-е гг. в гости к нему приходили писатели- эмигранты Леонид Зуров, Георгий Адамович, Зинаида Шаховская и др. Встречи состояли из двух частей. Первая - беседы, разговоры. Вторая - «с позиционированием на русский буфет»: водочка, огурцы.
Наливали и Зайцеву («Не робей!»). Дед был председателем Союза писателей и журналистов во Франции. 2—3 раза в год они устраивали собрания в Русской консерватории (в воскресенье в 16.00). Дедушка был спокойным человеком. Любил напевать, приговаривая: «Музыка Зайцева». Мне тогда было 20-22 года. И я его спрашивал: Как нужно писать? - Очень просто, - отвечал дед, - садишься и пишешь».
Он часто вспоминал Россию. Ругал безобразия, творившиеся в Советском Союзе. Говорил: «Я знаю, что больше не увижу Россию, но внуки мои увидят». Не обходилось и без курьезов. В1971 в Париж с визитом приехал тогдашний руководитель СССР Л.И. Брежнев. Чтобы избежать нежелательных инцидентов, на это время все видные русские эмигранты находились под домашним арестом или две недели в принудительном порядке провели на Корсике. На дом к деду (90-летнему Зайцеву. - Ю.З.) явился полицейский и потребовал, чтобы тот дважды в день отмечался в комиссариате. Однако поскольку дед был уже не в состоянии выйти на улицу и дойти до участка, полицейские приходили к нему домой сами...»

28 января 1972 года Б. Зайцев скончался в кругу близких родственников. 2 февраля состоялось отпевание в православном храме Святого Александра Невского на Рю Дарю. Он похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже.
С 1996 в России по творчеству Зайцева защищено более 20 диссертаций. В Калуге, на его малой родине, регулярно проводятся международные Зайцевские чтения. Сюда часто приезжали его дочь Наталья Борисовна Зайцева-Соллогуб (ум. 7.01.2008), внук Михаил Андреевич Соллогуб и другие родственники. На домах в Калуге, где жил и учился писатель, установлены мемориальные доски.
Источники:
Борис Константинович Зайцев (1881 – 1972) // Пухов, В.А. История города Калуги .- Изд. 3-е. доп. и перераб. - Калуга: Золотая аллея, 2015 .- С.170 - 174
Зайцев, Е.Н. Русский писатель земли Калужской .- Калуга: издательство «Фридгельм», 2004 .- 184 с.
Зельников, Ю.И. Знаменитые калужане .- Калуга: Золотая аллея, 2013 .- С.369 -374


Комментариев нет:

Отправить комментарий