Google+ Followers

2016-05-12

МИХАИЛ АФАНАСЬЕВИЧ БУЛГАКОВ 15.05.1891 - 10.03.1940

Не пытайтесь казаться людям лучше, чем Вы есть на самом деле — на цыпочках долго не устоишь… но и не пытайтесь казаться хуже, чем Вы есть — на корточках тоже долго не просидишь… ВСЕГДА ОСТАВАЙТЕСЬ СОБОЙ!
Михаил Афанасьевич Булгаков



 Детство.
1891 г. 15 мая в семье преподавателя Киевской Духовной Академии Афанасия Ивановича Булгакова и его жены Варвары Михайловны (в девичестве - Покровской) в Киеве родился первый ребенок - сын, Михаил Афанасьевич Булгаков. Имя дано в честь, хранителя города Киева, архангела Михаила.
1892-1899 гг. Переезды семьи Булгаковых в различные домовладения в поисках более дешевой и удобной квартиры - в районе Печерска; на Госпитальной улице, 4; в Кудрявском переулке, 9.
Семья была большой и очень дружной, воспитанием детей большей частью занималась мать — Варвара Михайловна, “светлая королева”, как назвал ее сам писатель в первом своем романе “Белая гвардия”. Булгаков получил прекрасное домашнее образование, знал французский, немецкий, английский, греческий и латынь.
1901 г. 22 августа. Был принят в 1-й класс 1-й Киевской гимназии “особого устава”.
 Смерть отца. Главной трагедией детства М. Булгакова стала безвременная смерть отца. Афанасий Иванович Булгаков — профессор Киевской духовной академии, человек высокой души и огромной эрудиции, скончался 14 марта 1907 года.
Болезнь была непродолжительной, и смерть главы семейства обрушилась на всех как сошедшая с гор лавина. Пятнадцатилетний Миша пережил этот удар судьбы едва ли не тяжелее остальных. Несомненно, именно с тех пор в его характере навсегда укоренились гордость, обостренное чувство собственного достоинства, обидчивость, незащищенность, упрямство и даже некоторая заносчивость, что позже отчетливо проглядывали в облике уже вполне сформировавшегося мужчины и во многом определили его поведение.
Женитьба.
Первым проявлением своеволия и легкомыслия стала женитьба на Тане Лаппа против воли родителей.
1915 г. 26 апреля произошло венчание Булгакова с Татьяной Николаевной Лапа в Киево-Подольской церкви Николы Доброго. Брак оказался несчастливым и недолговечным, но все десять лет совместной жизни Татьяна Николаевна была “ангелом-хранителем” Булгакова. Без сомнения, она спасла его от смерти на Кавказе во время гражданской войны.
Она же помогла ему вырваться из объятий наркомании.
 Медицинская деятельность.
В 1909 г. Булгаков оканчивает Киевскую гимназию. А в 1911-1916 г. становится студентом медицинского факультета Киевского университета, который оканчивает с отличием.
 Первая мировая война застала Булгакова на старших курсах университета. Выпущенный вместе с другими студентами-медиками досрочно, он работал в госпиталях прифронтовой полосы, где занимался главным образом ампутацией рук и ног. Быть может, хирургическая практика и определила несвойственную русскому интеллигенту начала XX в. твёрдость, решительность его характера.
К осени 1916 г. - сельский врач в Сычевском уезде Смоленской губернии.
В 1917 г. работает в городской больнице г. Вязьмы.
В 1918 г. вернулся в Киев, где последовательно призывался военврачом в красные, петлюровские и белые части. 
 В конце августа 1919 г. большевики, покидая под напором Белой армии Киев, спешно расстреливали сотни заложников, после них взорам киевлян открылись страшные картины. Это укрепляло решимость Булгакова сопротивляться победе власти большевиков в России.
Мобилизованный белыми, он в качестве военврача отправился на Северный Кавказ. Конечно, Булгаков предпочёл бы фронту частную практику врача и письменный стол литератора. Но Белая армия была его армией: в ней были люди его круга, друзья, знакомые, в её рядах оказались с первых же дней его младшие братья.

 Колеблясь над бездной.
Период морфинизма может считаться одним из самых тяжелых испытаний на жизненном пути писателя. Дело в том, что во время работы Булгакова земским врачом в одной из сельских больниц Смоленщины возникла опасность заражения дифтеритом. При отсасывании дифтеритических пленок у больного ребенка одна из них попала Булгакову. Чтобы избежать этой страшной угрозы, врач должен был подвергнуться прививке от дифтерии. Однако организм отреагировал на это отеком лица и столь страшным зудом, что пришлось сделать инъекцию морфия. Потом инъекции повторялись еще несколько раз. Разумеется, Булгаков понимал всю опасность проводимых процедур, однако шел на них. Но разве можно судить земского врача, у которого не было возможности отлежаться несколько дней в постели, перетерпев боль и другие неудобства: он должен был работать, причем работать с огромным напряжением. По воспоминаниям писателя, он принимал до 100 больных в день! К тому же его неудержимо влекло к себе литературное творчество, и медицинская деятельность была мучительно неустранимой помехой на пути к нему. 
 Начало литературной деятельности
В сентябре 1921 года Булгаков приехал в Москву, “чтобы остаться в ней навсегда”. Здесь и заявил о себе в полную силу его грандиозный писательский дар. Однако раскрытие таланта происходило в чрезвычайно сложных условиях. Бесприютность, тягостная суета в добывании средств, отсутствие времени для творческого труда и, наконец, невозможность публиковаться, что для писателя, разумеется, всегда оказывается самым мучительным.
Первыми произведениями Булгакова в Москве были фельетоны, которые он печатал в берлинском журнале “Накануне”, в газетах “Труд” и “Гудок” и невысоко ценил. “Записки юного врача” (писались в 1917— 1925, отдельное издание только в 1963 г.) были традиционным для русской литературы (отчетом о его “долитературной” деятельности). Но повести “Дьяволиада” (1924) и “Роковые яйца” (1925) уже обнаружили типичную для Булгакова скрытую в непринужденных шутках глубину.
 “Драматургия М. А. Булгакова”
Пьеса “Дни Турбиных” 5 октября 1926 года на сцене Московского театра состоялась премьера спектакля “ Дни Турбиных”.
“Дни Турбиных” были написаны по мотивам романа "Белая гвардия" и первые две редакции пьесы носили одинаковое с ним название. Работу над первой редакцией пьесы "Белая гвардия" Булгаков начал в июле 1925 г. Еще 3 апреля 1925 г. он получил приглашение режиссера МХАТа Б. И. Вершилова придти в театр, где ему предложили написать пьесу на основе романа "Белая гвардия". 
У Булгакова замысел подобной пьесы зародился еще в январе 1925 года. В какой-то мере этот замысел продолжал идею, осуществленную во Владикавказе в ранней его пьесе "Братья Турбины" в 1920 году. Тогда автобиографические герои (Турбина - девичья фамилия бабушки Булгакова со стороны матери, Анфисы Ивановны, в замужестве - Покровской) были перенесены во времена революции 1905 г. В пьесе "Белая гвардия", как и в романе, Булгаков использовал собственные воспоминания о жизни в Киеве на рубеже 1918-1919 гг.
 Это была удивительная постановка! Единственная из всего довоенного репертуара, она выдержала около 1000 представлений! В 30-е годы, в жуткое время “ежовщины”, когда люди боялись собственной тени, актеры выходили на сцену в золотых погонах офицеров царской армии, говорили о человеческой чести и даже пели “Боже, Царя храни...”, Известно, с каким интересом относился к этому спектаклю Сталин. За почти пятнадцатилетнюю историю постановки он не менее 15 раз смотрел спектакль полностью, а сколько раз он приезжал ко второму, к третьему действию!
 Роман “Белая гвардия”. Роман “Белая гвардия” впервые опубликован (не полностью) в России, в 1924 году. Полностью — в Париже: том первый— 1927 год, том второй — 1929 год
“Белая гвардия” была начата в 1922 г., после смерти матери писателя. Рукописи романа не сохранились. По свидетельству перепечатывавшей роман машинистки Раабен, первоначально “Белая гвардия” мыслилась как трилогия. В качестве возможных названий романов предполагавшейся трилогии фигурировали “Полночный крест” и “Белый крест”. 
 Прототипами героев романа стали киевские друзья и знакомые Булгакова. Так, поручик Виктор Викторович Мышлаевский списан с друга детства Николая Николаевича Сигаевского. Прототипом поручика Шервинского послужил еще один друг юности Булгакова — Юрий Леонидович Гладыревский, певец-любитель. В “Белой гвардии” Булгаков стремится показать народ и интеллигенцию в пламени гражданской войны на Украине.
Главный герой, Алексей Турбин, хоть и явно автобиографичен, но, в отличие от писателя, не земский врач, только формально числившийся на военной службе, а настоящий военный медик, много повидавший и переживший за годы мировой войны. 
 В романе противопоставлены две группы офицеров — те, кто “ненавидят большевиков ненавистью горячей и прямой, той, которая может двинуть в драку” и “вернувшимся с воины в насиженные гнезда с той мыслью, как и Алексей Турбин, — отдыхать и устраивать заново не военную, а обыкновенную человеческую жизнь”. Булгаков социологически точно показывает массовые движения эпохи. Он демонстрирует вековую ненависть крестьян к помещикам и офицерам, и только что возникшую, но не менее глубокую ненависть к оккупантам.
И все же произведения Булгакова не народны. В них нет ничего, что затрагивало народ в целом. Есть толпа загадочная и жестокая”. Талант Булгакова не был проникнут интересом к народу, к его жизни. Его радости и горести по Булгакову узнать нельзя.
“Сатира М. А. Булгакова” “Собачье сердце”
“Собачье сердце” — последняя сатирическая повесть Булгакова. Она избежала участи своих предшественников: не была высмеяна и растоптана лжекритиками от “советской литературы”, так как вышла в свет лишь в 1987 году. В основе повести лежит великий эксперимент. Все, что происходило вокруг и именовалось строительством социализма, воспринималось Булгаковым именно как эксперимент — огромный по масштабам. Герой повести профессор Преображенский пришел в булгаковскую повесть с Пречистенки, где издавна селилась потомственная московская интеллигенция. Профессор Преображенский, немолодой уже человек, живет уединенно в прекрасной комфортабельной квартире. Автор любуется культурой его быта, его обликом — Михаил Афанасьевич и сам любил аристократизм во всем, одно время он даже носил монокль.
Взаимоотношения ученого и уличного пса Шарика - Шарикова составляют основу сюжета повести. Внутренний монолог Шарика, вечно голодного, горемычного уличного пса, выдает существо очень неглупое, по-своему оценивающее жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времен нэпа с ее многочисленными магазинами, чайными, трактирами на Мясницкой “с опилками на полу, злыми приказчиками, которые ненавидят собак”, “где играли на гармошке и пахло сосисками”. Он сочувствует бедной барышне-машинистке, замерзшей, “бегущей в подворотню в любовниковых фильдеперсовых чулках”. Булгаков блестяще выражает, так сказать, "внутренний мир” собаки, бездомного московского пса, ироничного, любознательного наблюдателя жизни...
 А какое у него чувство юмора, как ярки его впечатления! И это мигом утрачивается в “варианте” Шарикова. Новое “очеловеченное” существо неизмеримо ниже Шарика. Чудовищный гомункулус, человек с собачьим нравом, “основой” которого был люмпен, чувствует себя хозяином жизни, он нагл, чванлив, агрессивен. Неизбежен конфликт между профессором Преображенским, Борменталем и человекообразным люмпеном. В повести Шариков вернулся в собаку, а в жизни он прошел длинный и, как ему казалось, а другим внушалось, славный путь и в 30—50-е годы травил людей, как когда-то по роду службы травил и душил бродячих собак и кошек. Через всю свою жизнь он пронес собачью злость и подозрительность, заменив ими ставшую ненужной собачью верность. Вступив в разумную жизнь, он оставался на уровне инстинктов и готов был приспособить всю страну, весь мир, всю вселенную, чтобы их, эти звериные инстинкты, удовлетворить. Он гордится своим низким происхождением. Он гордится всем низким, потому что это поднимает его высоко — над теми, кто духом высок, кто разумом высок, а потому должны быть втоптаны в грязь, чтобы над ними мог возвыситься Шариков. Собачье сердце в союзе с человеческим разумом — главная угроза нашего времени. Именно поэтому повесть, написанная в начале 20 века, остается актуальной и в наши дни.
Тему ответственности науки (и теории вообще) перед живой жизнью Булгаков по-новому повернул в “Собачьем сердце” (1925 г.). Автор так и не увидел повесть напечатанной. Рукопись вместе с дневниками была изъята сотрудниками ОГПУ во время обыска 7 мая 1926 года. Впоследствии рукопись вернули в обмен на то, что Булгаков забрал заявление о выходе из Всероссийского союза писателей.
Роман “Мастер и Маргарита” - главный в творчестве Булгакова. Он писал его с 1928 по 1940 год, до самой смерти, сделал 8(!) редакций, и существует проблема, какую же редакцию считать окончательной. Это “закатный” роман, заплачено за него жизнью автора. Напечатан он в сороковые годы, по понятным причинам, быть не мог.
Появление романа в журнале “Москва” (№ 11 за 1966 и № 1 за 1967 год), даже в урезанном виде, произвело ошеломляющее действие на читателей и поставило в тупик критиков. Им предстояло оценить нечто совершено необычное, не имевшее аналогов в современной советской литературе ни по постановке проблем, ни по характеру их решения, ни по образам персонажей, ни по стилю. Активно издавать Булгакова, изучать его творчество начали лишь в восьмидесятые годы XX века. Роман вызывал и вызывает острую полемику, различные гипотезы, трактовки. До сих пор он приносит сюрпризы и удивляет своей неисчерпаемостью.
Над своим гениальным романом М. Булгаков работал не только долго, но и чрезвычайно напряженно, создав несколько редакций произведения. До последних дней ослепший писатель откладывая другие замыслы, диктовал жене новые поправки к тексту. Это говорит о том значении, которое он придавал своему созданию.
В основу романа легли самые разнообразные источники; в нем по-новому претворены самые разнородные мотивы творений мировой литературы всех эпох. Таким образом, роман М. Булгакова явился итогом развития мировой культуры до середины XX века. Он творчески переработал и синтезировал творения всех эпох, различных национальных школ, разных искусств (литературы, живописи, музыки, театра). Трудно найти подобное явление в литературе мира по широте охвата действительности и преемственности с художественными памятниками столетий, по философкой глубине и изобретательности в композиционной организации целого. Будучи романом, «Мастер и Маргарита» строится по законам игры и театрально-музыкального представления, утверждая ту великую истину, что «весь мир — театр», а действующие персонажи — лицедеи в нем.
Как показали исследователи, М. Булгаков глубоко воспринял философское учение русского мыслителя П. Флоренского о троичности бытия. Оно сказалось в тройственной структуре романа. В нем ясно вырисовываются три основных плана произведения: исторический, реальный и фантастический. В соответствии с этим воспроизводятся три пространственные зоны: ершалаимский мир, московская действительность и мир потусторонний, вечный. В этом последнем тоже показано триединство, в нем имеются три самостоятельные сферы: царство Тьмы, область Света и царство Покоя.
Первый, исторический, план повествования производит на читателя особое, неизгладимое впечатление. Прошлое предстает здесь исключительно реалистичным, картинным, оно передано с большим психологизмом и живописным мастерством. Рассказывая о том, что произошло 1900 лет тому назад, развертывая действие на фоне пейзажей Древней Иудеи, Булгаков предлагает нам присутствовать при сценах, где творится сама История. Основными действующими лицами в этой части романа являются Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат, ведущей проблемой — взаимоотношения личности и власти. В крытую колоннаду у дворца с мозаичным полом входит Пилат «в белом плаще с кровавым подбоем» (эта двухцветность плаща воспринимается как знак той противоречивости, которой отмечен этот персонаж). К нему приводят бродягу Иешуа для допроса. Один глаз Пилата нацеливается на арестованного, другой глаз закрыт. И усмехается он лишь одной щекой. Так начинается это повествование. 
Перед нами грозный властитель, которого боятся все. Но он раздираем противоречивыми чувствами, он раздвоен. Лицо Пилата страшно, но глаза тревожны. Он должен казнить бродягу, но чувствует себя его тайным другом и хотел бы сохранить ему жизнь. Он явно желает спасти Иешуа, оклеветанного доносчиками, но положение охранителя порядка и римского наместника, а также давление закона не позволяют ему сделать то, что он желает. Он запускает в ход карающую государственную машину, но начинает страдать, поскольку чувствует себя частью ее механизма. В конечном счете в Пилате торжествует идея могущества государства, власти, не обузданной моралью, произвола, направленного против личности.
Бродяге Иешуа вменяется в вину, что он на базаре «подговаривал народ разрушить ершалаимский храм». Поначалу эта подробность усиливает ощущение ничтожности арестанта. Но вскоре открывается, что это человек высокого духа, очевидной мудрости, провозвестник новых человеческих идеалов, носитель идей добра, милосердия, высокой истины. Ничто не может поколебать его убеждений, его непреложной веры и стойкости. 
В роман М. Булгакова вместе с Иешуа входит возвышенная тема Христа. Правда, Иешуа не сам Христос (по-иному звучит его имя, у него другая внешность, иной возраст — ему 27 лет, а не 33, у него не канонические христианские взгляды), но он — подобие Христа. Не случайно вся эта историческая часть романа возникает именно тогда, когда Воланд прошептал Бездомному и Берлиозу, что «Иисус существовал». К тому же у Иешуа, как и у Христа, есть свои ученики и последователи, например Левий Матвей, этот сборщик податей, переживший сложную эволюцию и глубокую душевную драму, имеются свои предатели (Иуда) и палачи.
Обоим антагонистам — Пилату и Иешуа — даровано бессмертие. Всегда будут помнить пятого прокуратора Иудеи (четырех предшественников его не знает никто), но только лишь потому, что ему суждено было соприкоснуться с личностью Иешуа, которого он послал на Лысую Гору. Его бессмертие мучительно, тягостно, изнуряюще, позорно, тогда как в памяти людей имя Иешуа сопряжено с представлением о добре, нравственной чистоте и человечности. Это подлинное бессмертие. Так столкновение двух исторических персонажей романа позволило автору поставить вопросы о добре и зле, о мужестве и трусости и главную проблему — деспотической власти и личности.
Второй, реальный, план повествования передает настоящее и изображает жизнь Москвы послереволюционных десятилетий. Время действия здесь несколько неопределенно, поскольку этот пласт по-своему отражает приметы 20-х и 30-х годов 20 столетия. Пасха, приходившаяся на 5 мая, была в 1929 году, ко второму десятилетию века относятся многие черты нарисованного быта, но другие штрихи явно 30-х годов. Дядя Берлиоза пользуется троллейбусом, а это средство передвижения в Москве появилось в 1934 году.
Главными персонажами этого сюжета оказываются Мастер, Маргарита и литераторы, ревностно выполняющие социальный заказ государства. Ведущей проблемой становятся взаимоотношения творца-художника и общества, проблема, особо волновавшая Булгакова и, конечно же, тесно связанная с темой личности и власти.
Мастер — фигура во многом автобиографическая, и перипетии его печальной истории — это отчасти превратности судьбы самого Булгакова, хотя идентичными обе личности признать нельзя. Мастер привлекает читателя прежде всего тем, что он живет во власти воображения и творчества, постоянно осмысляет свои глубокие художественные идеи и претворяет их в чеканные исторические образы. Но его занимают и вечные, общечеловеческие проблемы, и эстетические вопросы о природе художественного творчества, о безраздельной самоотдаче творца. Не зря слово «Мастер» обретает символическое значение. Не зря его судьба в романе становится трагической. В определенной мере он соотносится с Фаустом. Ему тоже свойственны жажда познания, поиск истины, он тоже ищет то мгновение, которое можно назвать прекрасным. Мастер проникает в толщи истории, чтобы извлечь из них вечные законы, управляющие жизнью. Как и Фауст, он вступает в контакт с Мефистофелем (Воландом). В конце романа князь Тьмы прямо сошлется на героя Гете: «Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой?..»
Отметим и некоторую похожесть Мастера на Иешуа. Оба они бездомны, оба преданы и арестованы, оба гибнут. Их роднят правдивость, неподкупность, преданность своей вере, независимость, способность сопереживать человеческому горю. Мастер живет в созданном им герое Га-Ноцри, а свет последнего проникает в душу исторического романиста. Оба они несут идею добра и любви, Христос незримо живет в сердцах обоих. Интересно, что Мастер на 5 лет старше Христа, тогда как Иешуа на 5 лет моложе. Таким образом, Иисус (ему 33 года) в возрастном плане помещается между ними. Однако не следует преувеличивать сходство героев. В отличие от Иешуа, Мастер не проявил необходимой стойкости, не отстоял свое достоинство, не исполнил своего долга и оказался сломленным. Оттого он сжигает свой роман. Но у Мастера есть и определенное преимущество: идея всепрощения ему не свойственна, всякого человека добрым он считать не может, в душе его рядом с любовью уживается выстраданная ненависть к гонителям.
И тут мы встречаемся с московским литературным, около - и надлитературным миром, со всеми этими латунскими, лапшенниковыми, близкими к журналу критиками, которых Булгаков казнит своей сатирой. Чего стоит один Мстислав Лаврович (его прототип — Всеволод Вишневский, хулитель Булгакова), который призывает «ударить, и крепко ударить по пилатчине». Имя персонажа содержит в себе два корня: «мсти» и «слав», то есть «мсти славе» и получай за это лавры. И в итоге неравной борьбы с этими носителями злобной мстительности «свободный смелый дар» художника не выдерживает. Стражи общества, сформированного тоталитарным режимом, загоняют творца в тупик и губят его.
Но есть у героя романа необыкновенная подруга — Маргарита. Она является носительницей огромной поэтической и вдохновенной любви. Маргарита способна не только на безграничную полноту чувств, но и на преданность (как Левий Матвей) и на подвиг верности. Кроме того, она способна бороться за своего Мастера. И вот эта женщина-птица, родственная другим «крылатым» героиням русской классики, взмывает в воздух, обращается в ведьму и начинает парить в небесах, совершая свой гордый полет.

В отличие от гетевской Маргариты, она умеет бороться, отстаивая свою любовь и веру. Не Мастер, а сама Маргарита связывается ныне с дьяволом и вступает в мир черной магии. И это тоже решительно направляет фаустианскую тему в другое русло. На этот риск и подвиг героиня Булгакова идет во имя великой любви («...Иду на все из-за него», — говорит она Азазелло). История отношений заглавных героев кажется фантастической, но она остается и реальной, земной, счастливой и несчастной одновременно и потому органично вписывается в московский мир, изображенный в произведении. 
Прекрасен и третий пласт повествования в романефантастический, отчасти подготовленный злоключениями Маргариты. Центральными героями здесь являются Воланд, его свита и московские обыватели, среди которых действуют эти необычные гости. Ведущей проблемой этого плана становится проблема смысла жизни, обогащенная темой мирового зла и добра, философской и этической одновременно. Своеобразие решения этой проблемы состоит в том, что сюжет с дьяволиадой внедряется в сюжет предыдущий. И оттого гротескно-фантастическое причудливо переплетается здесь с реально-бытовым.
Может показаться, что шайка Воланда, творящая в Москве убийства, надругательства и обманы, безобразна и чудовищна. Такая точка зрения высказывалась, и пришельцы объявлялись не только чертовщиной, но и бесовщиной. Но эта не так. Отмеченные чертами комизма, эти существа из необыкновенной троицы по-своему чудесны. 
Воланд, их предводитель, вобрал в себя некоторые особенности ранее изображавшихся духов зла — Вельзевула, Люцифера, Асмодея, Демона. Булгаков предпочитал ассоциировать своего героя с Сатаной. Но некоторыми чертами Воланд походит на Мефистофеля, и это подчеркивается эпиграфом к роману. Однако Воланд существенно отличается от этого героя. Булгаковский князь Тьмы не лжет, не предает, не сеет зла. Он обнаруживает, проявляет, вскрывает мерзостное в жизни, чтобы его покарать. И тогда по закону отрицания отрицания зло уничтожается или превращается в свою противоположность. 
Стремясь к познанию и истине, Воланд отдельными гранями своей личности начинает походить на Фауста, особенно на мага из народных книг об этом герое. И не случайно он умеет ценить все значительное, сильное, творческое (например, в Мастере, в Иешуа, Маргарите). Будучи князем Тьмы, он проявляет интерес к Свету. Припомним, что на его груди знак скарабея. Это рождает ассоциации с культурой Древнего Египта и его символикой, обращенной к солнцу. Он обладает могущественной волшебной силой, учёностью, даром пророчества, умением перемещать в пространстве и воскрешать давно забытое.
Только Воланд и его подручные (Коровьев, Азазелло, кот) способны разобраться в том, что творится в реальной, катастрофически развивающейся действительности, и поставить все на свои места. Вот почему эта группа фантастических персонажей оказалась внедренной в бытовую, будничную Москву. Это своеобразный отклик на отчаянный крик Булгакова о помощи. 
Но не только пришельцы могли поразить московских обывателей, последние также в немалой мере оказались способными ошеломить нечистую силу. Достаточно вспомнить психоз с организацией кружков, одобрение Прохором Петровичем резолюций бестелесного костюма, исчезновение людей из квартиры № 50, проверку входящих в ресторан по удостоверениям или объяснения Босого, как пачка денег «сама вползла к нему в портфель».
Выясняется, что мир, окружающий Воланда и его свиту, заселен рвачами, взяточниками, подхалимами, очковтирателями, аферистами, хапугами, пошляками, приспособленцами, корыстолюбцами. И вот зреет, растет и обрушивается на их головы булгаковская сатира, проводниками которой становятся пришельцы из мира Тьмы.
/p>
Они наказывают Берлиоза, безбожника, глупца и доносчика «куда следует», плута Никанора Ивановича, хапугу Поплавского, лгуна Варенуху, двоеженца Семплеярова, стяжателя-буфетчика, воровку Аннушку, очковтирателя Лиходеева, взяточника Босого, бездарного Рюхина (он завидует бессмертию Пушкина) и атеистически настроенного, агрессивного Ивана Бездомного (он готов сослать Иммануила Канта на Соловки). 
Но, наказывая, шайка Воланда при этом возвращает к жизни все, что достойно развития. Так, Иван Понырев претерпевает сложную эволюцию, выздоравливает и становится духовно прозревшим человеком. Наказание получает разные формы, но оно всегда справедливо, свершается во имя добра и глубоко поучительно. И открывается смысл эпиграфа, взятого из Гете и предпосланного роману: «...Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».
Пласты романа, его пространственно-временные сферы и герои находятся в тесной взаимосвязи, переплетении, взаимопроникновении. Схожи Ершалаим и Москва и пейзажем (золотые купола), и иерархией жизни, и нравами. Общими оказываются тирания, несправедливый суд, доносы, казни, вражда. Все планы книги объединены проблемой добра и зла, темами поисков истины и творчества. В романе Мастера и романе о Мастере есть свои идеальные герои, их антагонисты (Пилат, Берлиоз), предатели (Иуда, Алоизий Могарыч), ученики (Левий Матвей, Иван Понырев), толпа обывателей. В конце книги эти пласты и пространственно-временные сферы сливаются, и Булгаков помещает своих героев в мир Вечности.
Жанр произведения синтетичен: это и сатирический роман, и комическая эпопея, и утопия с элементами фантастики, и историческое повествование.

Стиль романа характеризуется соединением драматизма, лирики, гротеска и фарса, нередко вступающих в причудливое смешение. Этот стиль нередко близок фантасмагориям и острым гротескам Гойи. Поэтому столь же неожиданным становится прихотливое соединение экзотизмов в величественно-спокойном повествовании о прошлом с канцеляризмами и варваризмами в динамичных сатирических сценах о настоящем. Этот стиль нес читателям радость и веселье от сознания духовного раскрепощения.
В начале 30-х годов жена крупного советского военачальника Московского военного округа ушла к знаменитому писателю Булгакову и стала его женой. В феврале 1929-го они впервые увиделись, а в мае Михаил Афанасьевич начал писать свой великий роман “Мастер и Маргарита”, роман, ставший плодом любви Мастера к женщине и жизни.
Поистине, как сказал однажды Воланд, обращаясь к Мастеру, - “рукописи не горят”. Лишённый своего читателя, обречённый не быть, писатель Булгаков жил любовью жены - Елены Сергеевны Булгаковой - и верой в высший суд, суд времени. Как истинный Мастер, Булгаков и его роман принадлежали вечности. Понимание этого было так же недоступно многим современникам писателя, как и недоброжелателям его Мастера. В 1946 году, выступая перед коллективом МХАТа, Вс. Вишневский, давнишний враг Булгакова, превозносил историческое значение постановление ЦК ВКПб о журналах “Звезда” и “Ленинград” и доклад о них Жданова. Для вещей убедительности драматург-рапповец процитировал фразу Сталина: “Наша сила в том, что мы и Булгакова научили на нас работать”. Вождь жестоко заблуждался: ничему большевики Булгакова не научили; ни в чём сила их не подтвердилась.

Работу над романом “Мастер и Маргарита” Булгаков продолжал до последних дней своей жизни. Он начал терять зрение, речь. Борьба за жизнь была нелегкой, но и в последние дни писатель не изменял самому себе, старался шутить.
Знакомство Булгакова с Еленой Сергеевной. В начале 30-х годов жена крупного советского военачальника Московского военного округа ушла к знаменитому писателю Булгакову и стала его женой. “Это было в 29-м году в феврале, на масленую. Какие-то знакомые устроили блины. Ни я не хотела идти, ни Булгаков, который почему-то решил, что в этот дом он не будет ходить. Но получилось так, что эти люди сумели заинтересовать составом приглашенных и его, и меня. Ну, меня, конечно, его фамилия. В общем, мы встретились и были рядом. Это была быстрая, необычайно быстрая, во всяком случае, с моей стороны, любовь на всю жизнь...”. Ни славы, ни богатства, ни положения в обществе не мог дать Елене Сергеевне автор “Белой гвардии”. Отмечаем и то, что к этой поре Булгаков был, считай, уже забытым мастером. Сверкнули и забылись его ранние фельетоны и рассказы, недопечатанной осталась “Белая гвардия”, разгромлены его пьесы, что уж тут говорить о таких вещах, как “Собачье сердце”, — молчание, полное молчание, и только по необычной любви Сталина к “Дням Турбиных” идет в единственном театре страны одна эта пьеса... Михаил Афанасьевич с благодарностью говорил Елене Сергеевне: “Против меня был целый мир — и я один. Теперь мы вдвоем, и мне ничего не страшно”. В жизни, как и в романе, радость, счастье не в богатстве...
Из дневников Елены Сергеевны: “Потом наступили гораздо более трудные времена, когда мне было очень трудно уйти из дома именно из-за того, что муж был очень хорошим человеком, из-за того, что у нас была такая дружная семья. В первый раз я смалодушествовала и осталась, и я не видела Булгакова 20 месяцев, давши слово, что не приму ни одного письма, не подойду ни разу к телефону, не выйду одна на улицу. Но, очевидно, все-таки это была судьба. Потому что, когда я первый раз вышла на улицу, я встретила его, и первой фразой, которую он сказал, было: "Я не могу без тебя жить". И я ответила: "И я тоже". И мы решили соединиться, несмотря ни на что”.
“Писатель решает жить и работать... Они еще не вместе, но есть надежда... Она и спасает: из небытия, из больницы вызволяет мастера Маргарита, побороть отчаяние помогает Михаилу Афанасьевичу Елена Сергеевна, и вскоре на рукописях появятся две надписи его — на рукописи “Мастера”: “Дописать, прежде, чем умереть!” и на другой — “На память той, которая была единственной вдохновительницей, жене моей Елене Сергеевне”.
В одном из писем Булгаков, измученный обрушившимися на него несчастьями, писал жене: “Мне нужен абсолютный покой. Да вот именно, абсолютный”. И будто сбывалось главное предсказание: “Он не заслужил света, он заслужил покой”. Света не было в прямом смысле, он был слеп. Рядом была она, его милая, добрая, верная подруга, на руках ее и скончался Михаил Афанасьевич Булгаков. Это случилось 10 марта 1940 года. Последнее, что услышал угасающий Мастер, была клятва жены: “Я даю тебе честное слово, что я подам его, тебя будут печатать”. Едва понятно Мастер ответил: “Чтобы знали... Чтобы знали...” Он заслужил покой, закончив роман.
Но роман не был напечатан, и не было покоя ей. Елена Сергеевна проживет еще 30 лет; что обещала мужу, все исполнит, будет держать в руках журнал “Москва” с романом своего Мастера. Часто, делясь воспоминаниями о жизни, прожитой с Булгаковым, Елена Сергеевна говорила: “Вот я хочу Вам сказать, что, несмотря на все, несмотря на то, что бывали моменты черные, совершенно страшные, не тоски, а ужас перед неудавшейся литературной жизнью, но если вы мне скажете, что у нас, у меня была трагическая жизнь, я вам отвечу: нет! Ни одной секунды. Это была самая светлая жизнь, какую только можно себе выбрать, самая счастливая. Счастливее женщины, какой я тогда была, не было”.
Письмо Сталину. В июле 1929 года Булгаков обратился к Сталину: “В этом году исполняется десять лет с тех пор, как я начал заниматься литературной работой в СССР. К концу десятого года силы мои надломились, не будучи в силах более существовать, затравленный, зная, что ни печататься, ни ставить более в пределах СССР мне нельзя, доведенный до нервного расстройства я обращаюсь к Вам...”. Далее следовала просьба о выезде за границу. Никакого ответа на это обращение не последовало. Как писатель жил это время? Если бы не помощь друзей, прежде всего - В.В.Вересаева, он бы, несомненно, погиб...

28 марта 1930 года Булгаков вновь обращается к правительству с поразительным по смелости письмом, где отстаивает свое право на свободное творчество и открыто заявляет о царящем в стране произволе. Никто и никогда в СССР, ни один писатель не обращался к Сталину со столь откровенным, резким и смелым письмом. Известно, что за этим последовал знаменитый звонок Сталина, и писатель был принят на работу ассистентом режиссера во МХАТ. Мастер целиком отдался театральной деятельности, однако он понимал, что власти играют с ним в “кошки-мышки” и творить свои произведения в атмосфере свободы ему не дадут. В письме Вересаеву от 27 июля 1931 года Булгаков с горькой иронией размышлял о своей жизни: “Имеются в Москве две теории. По первой (у нее многочисленные сторонники) я нахожусь под непрерывным и внимательнейшим наблюдением, при коем учитываются всякая моя строчка, мысль, фраза, шаг. Теория лестная, но, увы, имеющая крупнейший недостаток.
Последние годы жизни.
В сентябре 1939 года врачи подтвердили диагноз, поставленный М. Булгакову, тяжелый невроз. Дни писателя были сочтены. Через полгода, 10 марта 1940 года, Булгакова не стало. Среди многочисленных соболезнований, пришедших вдове писателя, слышится голос А.А.Ахматовой. Она пришла к Елене Сергеевне через шесть дней после смерти Булгакова, отдала последний долг — стихи.
Булгаков не скрывал того, что не любит стихов, и Анна Андреевна, знавшая об этом, никогда не читала своих стихов при нем. Но Михаил Афанасьевич необычайно высоко ценил в Анне Андреевне ее неоспоримый талант, ее блестящую эрудицию, ее высокое человеческое достоинство. И Ахматова на всю жизнь сохранила свое восхищение Булгаковым-писателем и человеком". Это восхищение отразилось в одном из лучших ахматовских стихотворений

"Памяти М. Булгакова", написанном в марте 1940 г., вскоре после смерти автора "Мастера и Маргариты":
ЛИТЕРАТУРА:

Андреева, Надежда. "Из-за тебя, Тася, меня Бог покарает" / Н. Андреева//Сельская новь. - 2013. - № 10. - С. 41 - 45
Ануфриева, Алла Михайловна. М.А. Булгаков. "Зойкина квартира" 11 класс / А. М. Ануфриева // Литература в школе. - 2013. - № 8. - С. 25 - 26
Бегичева, Вера. "Злых людей нет на свете" / В. Бегичева // Наука и религия. - 2014. - № 10. - С. 20 - 25
Бегичева, Вера. Ласточка / В. Бегичева // Наука и религия. - 2013. - № 3. - С. 40-43
Бегичева, Вера. Левий Матвей / В. Бегичева // Наука и религия. - 2015. - № 4. - С. 40 - 45 ; № 5. - С. 30 - 35
Бегичева, Вера. Мать / В. Бегичева // Наука и религия. - 2013. - № 5. - С. 22-26
Бегичева, Вера. Низа / В. Бегичева // Наука и религия. - 2013. -  № 11. - С. 41 - 47
Бегичева, Вера. Последний из Галилеи / В. Бегичева // Наука и религия. - 2014. - № 4. - С. 18 - 22
Бегичева, Вера. Ученики / В. Бегичева // Наука и религия. - 2013. - № 2. - С. 40-45
Бегичева, Вера. Чудо / В. Бегичева // Наука и религия. - 2015. - № 10. - С. 34 - 39
Богданов, Николай Николаевич. Михаил Булгаков как психолог / Н. Н. Богданов // Литература в школе. - 2015. - № 8. - С. 14 - 18
Ванюшева, Наталья Рудольфовна. "Всё движется любовью..." : мастер класс по роману "Мастер и Маргарита" / Н. Р. Ванюшева // Литература: издательский дом "Первое сентября". - 2014. - № 3. - С. 20 - 23
Горбунова, Лариса. Портрет М.А. Булгакова, 2005г. / Л Горбунова // Литература в школе. - 2014. - №8 . - С. 45
Дождикова, Надежда Александровна. Слепой мир в "Мастере и Маргарите" М. Булгакова / Н. А. Дождикова // Нева. - 2013. - № 4. - С. 212-220
Ефимова, Наталья. Вторая страсть Михаила Булгакова / Н. Ефимова // Будь здоров. - 2016. - №4. - С. 88 - 94
Землелова, Светлана Георгиевна. "У него есть только одна страсть..." : образ Иуды Искариота в романе М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита" / С. Г. Землелова // Наш современник. - 2014. - № 3. - С. 231 - 238
Лесковская, Александра Артуровна. Демоническое настроение : урок литературы, посвящённый удивительному. полифоническому роману М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита", для учащихся 10 -11 классов / А. А. Лесковская // Читаем, учимся, играем. - 2013. - № 11. - С. 16 - 20
Мешкова, Валерий. Сергей Есенин и Михаил Булгаков / В. Мешкова // Наш современник. - 2015. - № 10. - С. 191 - 199
Нечаев, Александр. Теория бендеровского заговора / А. Нечаев // Сельская новь. - 2014. - № 11. - С. 6 - 11
Равдин, Борис Анатольевич. Рижский след в истории изданий и постановой М. Булгакова (1927) / Б. А. Равдин // Звезда. - 2013. - № 5. - С. 196-206
Рейф, Игорь Евгеньевич. "Золотой теленок", "Мастер и Маргарита" типология массового мышления в тоталитарном обществе / И. Е. Рейф // Звезда. - 2013. - № 12. - С. 180 – 192
Роговер, Ефим Соломонович. Михаил Афанасьевич Булгаков // Русская литература ХХ века .- СПб.,М;САГА: ФОРУМ, 206 .- 282 - 304
Самохина Н.Н. Страницы классики / Н. Н. Самохина // Читаем, учимся, играем. - 2006. - № 9. - С. 62-65
Фрумкин, Константин Григорьевич. Демон с тысячью лиц: тема судьбы в русской драме начала ХХ века / К. Г. Фрумкин // Нева. - 2016. - №3. - С. 211 - 221
Черных, Галина Алексеевна. Использование приёмов драматизации при изучении романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита" / Г. А. Черных // Литература: издательский дом "Первое сентября". - 2013. - № 7/8. - С. 20 - 22

Шлионская, Ирина. Каждый пишет, как он слышит / И. Шлионская // Чудеса и приключения. - 2014. - № 12. - С. 34 - 37

Комментариев нет:

Отправить комментарий